Обновления каталога

РБК.research

Исследования в ключевых сферах бизнеса

Nielsen

Изучение потребителей – сердце нашего бизнеса

Wobot

Массивы данных, превращенные в графики и рекомендации

Архив



Мильоны нас

Мильоны нас

Сколько в России интернет-пользователей

Интернет славится своей «измеримостью». И это близко к правде. Однако эта доступность сыграла с виртуальным миром злую шутку. Его измеряют многие, не слишком заботясь о единообразии методик. Затем СМИ перепечатывают данные, внося в них разные «добавления и исправления». Затем поисковик делает из всего этого адскую смесь, и истина окончательно прячется за копипастами. Желающие могут легко убедиться в этом, введя в Яндекс запрос, вынесенный нами в подзаголовок: «сколько в России интернет-пользователей». Цифры различаются в разы, источников – полный спектр, причем, поисковик расставляет их «авторитетность» по своим понятиям, ничего общего с реальностью не имеющим.

В этой ситуации чуть ли не единственная возможность познать истину - это конференция, на которой одна за другой озвучивали бы свои данные авторитетные компании, измеряющие параметры Рунета. И – о, чудо – именно это и произошло на первой же секции недавно закончившейся конференции РИФ+КИБ 2012. Организаторам удалось собрать, пожалуй, всех ведущих измерителей, работающих в России, за исключением, разве что comScore. Докладчикам из TNS Россия, ФОМа, ВЦИОМа, Gemius, MASMI и АЦВИ совокупными усилиями удалось сделать достаточно полный срез состояния Рунета. За полтора часа перед глазами собравшихся промелькнуло около сотни слайдов (читатель легко может убедиться в этом самостоятельно, скачав презентации по ссылкам – R&T). Спикеры очень старались развлечь слушателей, делая те или иные забавные, как им казалось, выборки, демонстрировавшие возможности их методик. Однако цифры расходились и часто весьма драматически. Конечно, на конференции докладчики политкорректно избегали комментировать друг друга. Поэтому мы сделаем это за них и попробуем все же разобраться, наконец, с тем «сколько жителей в Рунете».  
По данным TNS Россия почти 41 млн россиян хотя бы один раз в месяц выходят в Интернет, причем, уровень проникновения равен 65%. А вот в ФОМ считают по-другому: 57,8 млн человек каждый месяц бывают в Сети при уровне проникновения 50%. Что-то не так, правда? Впрочем, вот первоисточник.  
Источник: TNS Россия
Источник: ФОМ
Ответ на сакраментальный вопрос: «Кто прав» довольно очевиден: разными были методики подсчета, но – и это главное – по-разному определялись генеральные совокупности. Если в TNS изучали отношение к Интернету городских жителей возраста старше 12 лет, проживающих в городах 100 тыс.+, то ФОМ опрашивал тех, кому уже исполнилось 18 лет вне зависимости от величины населенных пунктов, в которых они проживают. Другими словами, это и стар, и млад (но старше 18), и в городе, и деревне. Неудивительно, что данные разошлись.
Критерии выбора тех или иных возрастных диапазонов и величин городов у исследователей, конечно, были. И они честно назвали их. Правда, мелкими буквами в примечаниях, но назвали. Кстати, обратите внимание на сокращения, они важны. Скажем, в основном проекте TNS, касающемся Интернета – Web Index -  в качестве генеральной совокупности рассматривается аудитория 12 – 54 года. Но число пользователей Интернета измеряется не в самом исследовании, а т.н. установочном исследовании, УИ. А вот в нем-то верхней возрастной границы нет при том, что населенные пункты те же – 100 тыс +. Словом, получилось упражнение на внимание высшей категории сложности.
Нет сомнений в том, что компании-измерители вправе сами определять дизайн своих исследований. Но он может не совпасть с вашими потребностями, читатель! Поэтому, для облегчения процесса гармонизации «спроса и предложения» давайте-ка все пересчитаем, пользуясь при этом последними данными Росстата, который – вот удача! – обновил в марте 2012 года демографические данные, включив в них итоги Переписи 2010 года.
Проблемы на этом пути, конечно, будут, но решаемые. У Росстата свои представления о возрастных диапазонах, причем по закону падающего бутерброда эти диапазоны не совпадают с используемыми в компаниях-измерителях. К тому же, после появления свежих данных они появляются в бесконечных таблицах не сразу, а постепенно. Например, доступные данные по возрастной структуре населения на момент публикации статьи относились к 2009 году, а по территориальной (численность городов) - к 2011. Но нельзя не признать, что это лишь технические трудности. Для того, чтобы обойти их, мы будем во всех случаях использовать линейную аппроксимацию, молчаливо предполагая неизменность во времени возрастной и территориальной структуры населения. Например, чтобы использовать в одной таблице данные, относящиеся к разным периодам, будем умножать более старые данные на отношение численности населения в 2011 году на то же в 2009. Кстати, для городского и сельского населения это отношение разное: в городе около 1,018, а вот на селе – 0,965, урбанизация продолжается.
В таблице (ниже) представлены наш пересчет данных Росстата численности населения России в нескольких возрастных диапазонах, проживающих в различных по величине населенных пунктах. Сюда же мы добавили данные измерителей – ФОМ и TNS – с учетом доли проникновения Интернета, полученной в каждой компании и получим искомое число пользователей Интернета.  
Численность населения России в зависимости от возраста и величины населенных пунктов, тыс. чел. 
Источник: данные – Росстат РФ, 2011 г., расчеты – R&T. Цветом выделены сектора, учитываемые компаниями-измерителями: зеленые – TNS, синие - ФОМ
Как легко убедиться, данные сошлись, т.е. наша модель позволила получить с достаточной точностью число интернет-пользователей как по версии TNS, так и ФОМ, небольшие расхождения объясняются накопленной погрешностью округлений.
И теперь самое главное: мы можем выдвинуть собственную версию числа пользователей. Оба измерителя по разным причинам обошли вниманием аудиторию 12 – 18 лет, проживающую в небольших городах (до 100 тыс. жителей) и селах. Этих молодых людей не так мало: 5217 тыс. человек, как следует из приведенной выше таблицы. Примем экспертно, что проникновение Интернета в этой группе равно 50%. Обоснование довольно очевидно: в данном случае действуют два разнонаправленных фактора: проникновение Интернета среди молодежи выше среднего, но в то же время они живут в небольших поселках, а, значит, проникновение ниже среднего. В итоге, получаем именно среднее. Таким образом, число «интернетчиков», полученное ФОМом надо увеличить на 2,609 млн человек и получаем итоговое число интернет-пользователей в россии: 60,41 млн человек возраста 12 лет и выше, проживающих в любых населенных пунктах.  
Конечно, это число будет расти и, в первую очередь, за счет небольших городов, на что, кстати, указывали многие спикеры, выступавшие на концеренции. Данные Росстата красноречиво свидетельствуют, что небольшие города и поселки представляют из себя серьезный резерв для роста: там живет не меньше людей, чем в миллионниках.
К тому же сегодняшние «поселки» - это не совсем то же самое, что лет 20 назад. Скажем, в риэлторы, работающие в премиальном сегменте, затрудняются назвать различия критериями выбора жилья между Москвой и Подмосковьем. И эта столичная тенденция престижности жизни на природе быстро проникает в регионы. Умножим это на хорошее покрытие сотовой связи на большинстве территорий, доступность устройств для входа в Интернет через мобильный телефон, стационарный телефон или компьютер через модем сотовой связи и мы получим гигантский резерв, учтенный не всеми и только отчасти.
Впрочем, почему отчасти? По данным ВЦИОМ проникновение Интернета немного выше, чем у ФОМа: 55% и 50%, соответственно. Откуда взялись эти 5%? Их появление нельзя объяснить ни разницей в генеральной совокупности (она одинакова), ни изучаемых территорий – тоже одинаковы. И погрешность измерений тут тоже не при чем: во ВЦИОМ утверждают, что она не превышает 3,4%. Откуда взялись эти «лишние люди»?
Казалось бы, все просто: во ВЦИОМе опрашивают 1600 человек (и это всероссийский опрос!), в то время как в ФОМе полученные цифры интегрируют мнение 39 тыс. респондентов, а в TNS и того больше – 120 тыс. Но тут кроется ловушка: с точки зрения погрешности измерений эти различия ничего не значат. 1600 «вциомовских» респондентов вполне достаточно, чтобы получить декларируемую погрешность 3,4% при соблюдении всех норм и правил, разумеется. Увеличение выборки ведет не снижению погрешности, а к возможности уменьшать «фокус» исследования, репрезентировать его данные не во «всероссийском масштабе» (как ВЦИОМ), а на уровне федеральных округов (как ФОМ) или даже отдельных крупных городов (как TNS).
Различия в измеренном числе «интернетчиков» объясняются разницей в том, о чем и – главное – как спрашивают респондентов. Исследователи не без оснований считают анкету своей коммерческой тайной . Впрочем, часто формулировки вопросов у нас перед глазами, их обычно включают в презентации. 
Источник: ВЦИОМ
Возвращаясь к тем же опросам ВЦИОМ и ФОМ несложно заметить, что если в первом случае в месячную аудиторию входят те, кто пользовался Интернет «хотя бы несколько раз за последний месяц», во втором случае – «хотя бы раз за последний месяц». Тем, кто пользуется Сетью совсем редко, ВЦИОМ оставляет «лазейку» - «эпизодически, но не менее 1 раза в полгода», у ФОМа такой возможности нет. Различия вроде бы небольшие, но – набегает. С учетом набежавших 5% общее число интернет-пользователей может составить 63,43 млн человек..   
Что же в итоге? Мы «примирили» данные разных компаний, что позволяет использовать данные любой из них, ориентируясь исключительно на совпадение собственных потребностей и дизайна каждого из исследований. Кроме того, у нас теперь есть детализированная таблица (еще более детализированную можно скачать здесь), позволяющая пусть и грубо рассчитать величину Интернет-аудитории в различных возрастных группах и разных по величине населенных пунктах. Грубо, потому что у нас есть лишь средние цифры по стране, не учитывающие местных различий. Для них, конечно, нужны отдельные исследования. Наконец, можно ожидать, что в дальнейшем будут видоизменяться анкеты, все больше ориентируясь не на сам факт пользования Интернетом, а на стиль «виртуальной жизни». А сам вопрос о числе пользователей станет мало кому интересным анахронизмом, как сегодня им на глазах становится «число пользователей мобильными телефонами». Он есть у каждого активного человека. Вот смартфон – это другое дело…     
Тэги:

Кол-во просмотров: 7973



Еще по теме

Красиво жить не запретишь

Красиво жить не запретишь

«Нормальная жизнь» в представлении россиян стала дороже

Конфликт цифр

Конфликт цифр

Какая социальная сеть в России больше: «Одноклассники» или «ВКонтакте»

Будущее в зеркале настоящего

Будущее в зеркале настоящего

Жизнь меняется, а привычки остаются

Новое большинство

Новое большинство

Изменение демографической ситуации должно изменить маркетинговые инструменты

Потерянное поколение

Потерянное поколение

Маркетологи взялись за тех, от кого не зависит будущее