Обновления каталога
Компаний: 47

Бизнес Порт

Ваш компетентный советчик

Инфомайн

Глубокий и детальный анализ рынков промышленной продукции

ЭКРО-RG

Заинтересованность превратится в длительные партнерские отношения




«Редакция - не завод, мы не можем выпускать одни и те же гвозди при разных начальниках»

«Редакция - не завод, мы не можем выпускать одни и те же гвозди при разных начальниках»

Фото: ИД КоммерсантЪ
Пять вопросов Владиславу Коваленко о том, почему состав редакции «Секрета фирмы» коренным образом изменился после смены владельца журнала

Сказать о том, что конец 2014 года был бурным – ничего не сказать. Увы, закрытие известных СМИ в такие периоды стало уже печальной традицией. На этот раз «попал под раздачу» журнал «Секрет Фирмы», последний «бумажный» номер которого был сдан в печать в конце декабря. Формально, принадлежавший ИД «Коммерсантъ»  журнал существует, он был продан холдингу Rambler&Co. Сумма сделки неизвестна, да она и не важна (по разным оценкам речь может идти о величине порядка 10 млн рублей). Как писали в ноябре 2014 года «Ведомости», в эту сумму могут входить архив журнала, бренд и редакция. Однако редакция, если говорить о ней в целом, а не об отдельных журналистах, в «обновленный проект» не вошла. Почему?

Мы спросили об этом Владислава Коваленко, экс первого заместителя главного редактора «Секрета Фирмы». Как писал roem.ru, именно он должен был исполнять обязанности главреда после смены владельца журнала.

Research&trends: Как шли переговоры с новым работодателем, и сколько, в итоге, журналистов СФ будут работать в Rambler&Co?

Владислав Коваленко:  Переговоры шли долго, было много нервов и много противоречивых сигналов о нашем будущем и будущем проекта. Сейчас известно точно, что:  1) сделка закрыта, 2) проект будет существовать только в Сети, 3) нынешний главный редактор СФ Марина Иванющенкова уходит из проекта, 4) «Рамблер» сделал редакции шесть офферов (пять журналистам и один выпускающему редактору), 5) Костя Бочарский, Полина Русяева и я отклонили предложения, остальные размышляют.

R&T: Не понравилась предложенная зарплата?

В.К. Лично для меня ключевым моментом была скорее роль. Когда стало известно о сделке и о новом формате проекта, у нас набралось достаточно много идей, как можно было бы сделать не еще один бизнес-портал, а нечто совершенно новое.  И желание сделать это. Позиция редактора, пусть и старшего, кажется, оставляет не слишком много свободы для такого рода творчества. Что касается мотивов Кости и Полины, думаю, лучше спросить у них. Но сомневаюсь, что материальные факторы и в их случае были единственным поводом отказаться.

R&T: А что еще?

В.К. Мы столкнулись с новой реальностью. Не мы первые, но теперь и мы тоже. Это вообще интересный тренд, и он, как мне кажется, будет только усиливаться. До недавних пор ведь считалось, что сделки с медийными активами - рискованная штука, потому что там важен не только бренд, но и люди. Обеспечить переход коллектива в максимально полном составе при смене владельца были непростой и важной задачей. Причем, вначале и продавцы, и покупатели декларировали, что редакция в этой сделке критически важна, что без нее и сделки никакой не будет. Это успокоило нас, потому что было ожидаемо. В конце концов, многие из нас застали момент, когда восемь с лишним лет назад «Коммерсант» покупал журнал, и мы перешли к новым владельцам всей редакцией. Но реальность такова, что доля «творческого коллектива» в цене медийного актива становится все меньше. Посмотри на «Ленту». Там почти полностью сменился состав, и что? Кажется, это заметила только наша тусовка в «Фейсбуке».

В какой-то момент «Рамблер» высказал желание пообщаться с каждым из журналистов отдельно, и тут до нас стало понемногу доходить, что «Коммерсант» будет продавать журнал совсем не так, как покупал. Это не хорошо и не плохо, это просто так есть. Но мы все же прошли рука об руку довольно большой путь, и воспринять эту новую реальность было для нас не просто.

Сама процедура перевода редакции в новый проект была выстроена довольно… непривычно. Как сказали однажды в интернете, «мы, журналисты, тщеславные твари». Все же мы привыкли, что в проект нас нанимает главный редактор. Ты общаешься со своим будущим лидером, и у тебя возникает с ним какая-то невидимая связь, «химия». Или не возникает. Почему-то для нас это важно. Наверное, потому что редакция - не завод, мы не можем выпускать одни и те же гвозди при разных начальниках. Нас, подлецов, надо вдохновить на подвиг. Я ничего не имею против собеседовавшего нас директора по оргразвитию, это один из топ-менеджеров «Рамблера», у него есть опыт работы в медийных проектах, и это общение было для меня новым интересным опытом, это правда. Но этот человек не будет нашим главным редактором.

Кто им будет, оставалось загадкой до самого конца. Допускаю, у «Рамблера» были причины скрывать от нас эти детали. Получив офферы, мы, конечно, начали обмениваться впечатлениями. По набору функций, которые были предложены нынешней редакции, выходило, что нам в основном поручают какие-то побочные форматы, которые могут быть, а могут и не быть. Возникал вопрос, кто будет наполнять сайт основным, собственно, событийным контентом. Уже после всех собеседований и офферов мы случайно узнали, что проект возглавит Николай Кононов, бывший главный редактор Hopes&Fears и редакционный директор Look at me. И что Николай берет с собой большую часть команды HF.

Не хочу, чтобы мои слова воспринимались как «слезы матерей». Я считаю, каждый получает то, что заслуживает. «Рамблер» имеет право считать, что «бумажная» команда СФ не сможет в короткий срок сделать достойный интернет-портал. Возможно, он был прав - мы этого уже не узнаем. В любом случае, мы-то считали, что сможем. Но не смогли убедить нового собственника в своей точке зрения. Это наша вина. Это просто бизнес, тут есть спрос, и есть предложение. В нашем случае предложение превысило спрос.

R&T: Надо полагать, что новые люди принесут с собой знакомые им форматы. В чем разница между известным нам «Секретом фирмы» и, скажем, онлайн-проектом hopes&fears?

В.К.: HF был порталом о малом бизнесе, СФ писал о малом и среднем, и временами довольно крупном.  У нас были не только истории об успешных (и не очень) предпринимателях, но и довольно много кейсов о конкретных достижениях или провалах конкретных компаний - то, с чего когда-то начинался СФ. В HF такие заметки, кажется, занимали меньшую долю в контенте. Но это все несущественно.

Основное отличие было, конечно, в глубине проработки материалов, нашем «секретфирменном» стиле, за который нас, надеюсь, любили наши читатели. Но как раз тут сравнение неуместно. Понятно, что у редакции ежемесячного журнала есть чуть больше времени подумать, чем у редакции онлайн-ресурса. И мы не знаем, какого качества мы сделали бы рейтинг интернет-миллиардеров, если бы у нас было на него не два месяца, а две недели.

R&T: А вообще, можно ли «положить бумагу на онлайн» без радикальных изменений?

В.К.: Я бы не стал так формулировать задачу. В нашем случае, есть бренд «Секрет фирмы», есть задача сделать под ним медийный проект, есть ресурсы и компетенции материнской компании. Все дороги открыты, можно - всё. Что действительно есть смысл взять из «бумажного» СФ - вот эту «секретфирменность». Это стоит денег. Остальное - просто буквы, они есть у всех.

Тэги:

Кол-во просмотров: 10629



Еще по теме

«Речь в данном случае идет о кооперации на пространстве СНГ»

«Речь в данном случае идет о кооперации на пространстве СНГ»

Пять вопросов Владимиру Королеву о новых возможностях совместного использования научного оборудования

"Стартовать можно и с трех тысяч рублей..."

"Стартовать можно и с трех тысяч рублей..."

Пять вопросов к Константину Бакшту о том, как управлять личными финансами тем, у кого они есть

«Европейцы не берутся за «слишком сложные» работы…»

«Европейцы не берутся за «слишком сложные» работы…»

Пять вопросов к Александру Петренко об особенностях проведения маркетинговых исследований за рубежом

«Мы будем делать акцент на качестве аудитории и контента…»

«Мы будем делать акцент на качестве аудитории и контента…»

Пять вопросов Альмиру Салимову о том, как e-xecutive.ru будет становиться высокотехнологичной IT-компанией

«Спрос на данные появится, если правильно их «упаковывать»...»

«Спрос на данные появится, если правильно их «упаковывать»...»

Пять вопросов Екатерине Куфедчук о том, как внутренняя маркетинговая информация может сделать компанию известной не только в узких, но и широких кругах